Земляки

В нашей памяти навсегда останется Победа советского народа в годы Великой отечественной войны 1941-1945 гг. Огромный вклад в это святое дело внесли наши земляки — красноярцы и рыбинцы на фронте и в тылу. Мужественные и стойкие в жестоких боях они выполнили свой долг — защитили Отечество и спасли мир. Война не ожесточила их сердца, решая глобальные ратные задачи, воины оставались чуткими и справедливыми гражданами, готовыми помочь людям оказавшимся в беде, а наградой им было за это — торжество справедливости.
Шёл август 1944 года. Этот год войдёт в историю как «год решающих побед» или «год десяти сталинских ударов». Только что закончилась Белорусская наступательная операция. Успех Белорусской операции обеспечил благоприятные условия для последующих наступательных действий советских войск на Украине, в Польше и Прибалтике. Поредевшие части войск первого эшелона отводились в тыл на доукомплектование личного состава и на пополнение материальной базы.
На небольшой возвышенности, не далеко от бывших немецких укреплений, расположилась группа бойцов. Это были солдаты некоторых уже несуществующих подразделений воинской части — наступление вобрало в себя огромные людские ресурсы. Они отдыхали, приводили себя в порядок, писали письма и просто любовались ясным летним днём.
Запах смерти, дыма и гари были где-то уже на западе, а здесь о боях напоминали разбитые вражеские укрепления и подбитый самолёт, который ещё не поглотило соседнее болото.
В середине дня к ним прибежал посыльный и передал приказ: «Старшему — прибыть в штаб!».
Командовал бойцами двадцатидевятилетний Михаил. Он был опытным солдатом, на войне с 1941 года и пользовался авторитетом у бойцов и командиров. Пока не пришло пополнение, не хватало младшего командного состава, командир поручил ему командовать этой группой солдат. Здесь были и пехотинцы, и миномётчики, и связисты, и тыловики. Он отдал необходимые распоряжения и отправился в штаб части.
У командира Михаил увидел незнакомого офицера. После доклада он получил приказ:»Направить в распоряжение офицера отделение солдат для приведения приговора над предателями и изменниками Родины».
Действительно, по дороге в штаб Михаил обратил внимание на группу пленных, большая часть которой была в фашистской форме, а малая часть стояла отдельно и была в полувоенной и гражданской одежде. Наверно это и были предатели, над которыми должен свершится быстрый суд. Они были более опасны, чем пленные немцы. В лесах ещё находились разрозненные группы фашистов, которые не сдались и представляли серьёзную угрозу для немногочисленной охраны. Задание было не приятное, но приказ надо было выполнять.
Вернувшись в своё расположение, он отправил группу, проверил порядок и присел у костра, где о чём-то солдаты вели разговор. Не прошло и часа, а его опять вызвали в штаб. Около штабной землянки Михаил увидел командира и уже знакомого офицера, своих бойцов, которые что-то бурно обсуждали. Выяснилось, что среди пленных изменников Родины есть хлопец, мало походивший на предателя. Молодой человек говорил, что в плену не был, а был в окружении. Его спасла и приютила белорусская семья. Там он прожил около трёх лет, а когда каратели сожгли деревню, он скрывался в лесу и продвигался в сторону фронта. Однажды его задержали наши солдаты. Так как документов не было, его стали считать предателем. Доказать свою правду парень не мог, а адвокатов на фронте не бывает. Он сказал, что призывался из Красноярского края.
Михаил был родом из этих мест. Бойцы попросили командира, чтобы солдат побеседовал с несчастным парнем. Может это будет для него шанс остаться живым. Они хотели верить, что он честный человек, а на войне в такой ситуации может оказаться каждый. В справедливом мнении Михаила солдаты не сомневались. Он закурил и начал вести с пленным разговор.
— Откуда ты, брат?- спросил он.
— Из Красноярского края, деревня Петрушки — ответил пленный.
Михаил начал заметно волноваться и это вызвало некоторое замешательство. Он ещё внимательнее стал вглядываться в парня.
— А скажи, брат, что находится рядом?- уже не думая, спросил он.
— Старая Солянка, Солянка… — начал быстро отвечать допрашиваемый, пока его не прервали.
— Кого ты знаешь из Старой Солянки или из Солянки?- спросил Михаил.
Арестованный перечислял с детства знакомые Михаилу имена и фамилии, а когда прозвучали фамилия отца, имена братьев и имя самого Михаила. Он попросил рассказать о Михаиле.
Парень доложил, что Михаила сам не видел и не знал, но много слышал о нём, что ещё до войны тот куда-то уехал.
Солдат перестал задавать вопросы. Задумался. Действительно, он сам был из этих мест. Родители до войны жили в Старой Солянке. Семья была большая, одних сыновей было восемь человек. Жили крепко, держали хозяйство, были свои угодья, но наёмный труд не использовали, работали сами. Ещё до революции Старая Солянка входила в состав Петрушинского церковного прихода и, естественно, люди этой округи знали многое друг о друге, были знакомы, общались не только по большим церковным праздникам, но и роднились.
В начале 30-ых начал организовываться в Новой Солянке зерносовхоз-гигант. Михаил был в первых числах участников его строительства. Он полюбил технику. Прошёл обучение у американских инструкторов, освоил трактора, машины, знал литейное и сварочное дело. Он стал передовиком, участником всевозможных слётов ударников, но суровая несправедливость 30-ых годов заставило Михаила покинуть родные края. Он работал на многих стройках страны. В конце 30-ых отслужил срочную службу. Война застала Михаила в Ташкенте, где 28 июня 1941 года его мобилизовали на фронт. В составе 3241 артиллерийского дивизиона, уже, осенью 41-ого он защищал Москву, как и многие его земляки — солянцы. Там он получил свою первую боевую награду.
Михаил перевёл взгляд на арестованного.
Несчастный с болью и надеждой смотрел на Михаила, он понимал, что от этого человека зависит его судьба, а взгляд говорил: «Верь мне, дядька!»
Солдат обратился к командиру и сказал, что парень не врёт, он его земляк и жёстким, уверенным голосом добавил: «Мои земляки не могут быть изменниками Родины!»
Бойцы, свидетели разговора, одобрительно зашумели. Офицеры, кажется, поддались общему настрою и были на стороне молодого человека. Они пошли в штаб, где командир начал долго решать судьбу арестованного с вышестоящим командованием по телефону. Наконец, он вышел из штабной землянки и объявил, что дело парня будет проверяться вышестоящими органами, а пока тот будет находиться при части, вся ответственность будет лежать на командире части, но он поручил Михаилу контролировать и опекать парня. Солдат вернулся с парнем в расположение своего подразделения в сопровождении своих бойцов.
Уже через несколько дней войсковая часть, получив пополнение и новое материальное обеспечение, двигалась по фронтовым дорогам на запад. В одном строю, рядом с Михаилом, находился его земляк. Солдату и его семье было возвращено честное имя, а Родина получила бойца, защитника. Никто не напоминал ему о трагических испытаниях, которые он пережил, потому что почти у каждого была своя трагедия, своё горе.
Так и пробивались два земляка вместе к Победе. Старший как мог оберегал младшего, опекал как сына. Война заканчивалась.
Шёл апрель 1945года. Войска штурмовали Берлин. В эти дни Михаил получил ранение и оказался в полевом госпитале, а буквально через 2 дня однополчане сообщили, что его земляк погиб. «Старый» солдат долго переживал эту утрату, винил себя за то, что не смог сберечь парня.
В сентябре поезд вёз Михаила домой, где он не был около 10 лет. Вместе с ним возвращались домой сослуживцы, однополчане, фронтовики-победители, солдаты Великой страны, из разных её уголков, защитившие свою Землю — все они за четыре года войны для Михаила стали земляками.
Эту историю из своей фронтовой жизни, когда-то, в минуты редких откровений о войне, рассказал Михаил Никитович Славщик старожилу Солянки Петру Ивановичу Шпаку.

с. Новая Солянка

Назад

Дата обновления страницы: 25.04.2021